Волжский богатырь Иван Заикин. Знаменитые уроженцы Симбирска
30-05-2013,20:05

 

Родился знаменитый борец Иван Заикин 5 ноября 1880 года в селе Верхнее Талызино Симбирской губернии.Отец Вани был знаменитым на всю Волгу кулачным бойцом. Отправляясь на состязания он частенько брал сына с собой. Маленькому Ивану такие поездки нравились, он гордился отцом, его победами и мечтал стать таким же сильным и знаменитым. Когда Ваня подрос он устроился грузчиком в рыболовную артель. Тяжелая физическая работа закалила парня и сделала его сильным.

 

 

К 20 годам мечты парня о выступлениях на арене стали обретать реальность. Удача улыбнулась Заикину, когда попал на работу к астраханским купцам-миллионерам Меркульевым.

Меркульевы были известные во всем Нижнем Поволжье купцы и промышленники. В Царицыне они владели чулочной фабрикой. Хотя основу их бизнеса составляла торговля нефтью, рыбой и солью, которую их товарищество добывало на озере Баскунчак. В нефтяном бизнесе Меркульевы соперничали с известными нефтяными магнатами братьями Нобель, построившими около Царицына целый городок. Помимо прочего Меркульевы стояли во главе таких известных пароходных компаний, как «Кавказ и Меркурий», «Самолет», которые перевозили грузы не только по Волге, но и на Каспии.

 

 

Братья так же владели  атлетической ареной в Царицыне, где выступали знаменитые на всю Россию борцы. Царицынская арена стала своеобразной школой будущего чемпиона Ивана Заикина. Учителем Заикина стал знаменитый атлет Владислав Пытлясинский.

Молодой силач Заикин поражал многих. На тренировках он свободно гнул рельсы на плечах, завязывал в узлы полосовое железо и поднимал одним мизинцем двухпудовую гирю. Публику приводил в восхищение его номер «Живая карусель»: Заикин вращал на плечах длинную штангу, на которой висели десять человек. А его коронным номером было поднятие 400-килограммового корабельного якоря.

Однако на всю Россию Иван прославился в 1904 году в Санкт-Петербурге, куда его отправили купцы Меркульевы. В городе на Неве состоялся общероссийский чемпионат по гиревому спорту. Там Заикину присудили первый приз и звание чемпиона России по поднятию тяжестей.

Вскоре его имя стали ставить в один ряд с Иваном Поддубным. В том же 1904 году Меркульевы послали его на всероссийский любительский чемпионат по борьбе. Так Заикин стал профессиональным атлетом и борцом.

Вскоре в Воронеже  он впервые встретился на ковре с чемпионом-чемпионов, непобедимым Иваном Поддубным (по другим сведениям первая схватка борцов состоялась в Орле 7 февраля 1905 года). Ее описывали так: «…Боролись Поддубный с Заикным в швейцарской борьбе, «на поясах». Поддубный поднял Заикина, взял «на мельницу» и бросил на лопатки»..

После этого Заикин встречался с Иваном Максимовичем на ковре 15 раз. Последний раз в Тифлисе в 1916-м. Схватки у них проходили по-разному. Так в 1908 году на первенстве мира в Париже Заикин и Поддубный, победно справившись со своими соперниками, встречались в финальной схватке. Продолжалась она 66 минут (!!!). После изнурительного поединка по очкам вперед вышел Поддубный.

 

 

Поддубный очень уважал Заикина за стойкость и даже посвятил ему свое стихотворение:

«Зайка»! Ты борец большой!

Но после меня, второй.

С хваткой мощного борца

Силы нет твоей конца.

Выполняй ты мой завет

Ведь тебя сильнее нет.

Зарубежные газеты назвали Заикина «Шаляпиным русских мускулов». Сам же Заикин, родившийся в Симбирской губернии, предпочитал «титул» «Волжский богатырь». Его атлетические номера вызывали сенсацию. После выступлений атлета перед цирком выставлялись разорванные Заикиным цепи, погнутые на его плечах железные балки, «браслеты» и «галстуки», завязанные им из полосового железа. Некоторые из этих экспонатов были приобретены Парижской кунсткамерой и поныне демонстрируются наряду с другими диковинками. Так в одном из музеев Парижа до сих пор хранится подарок Ивана Заикина: согнутый им в кольцо рельс.

 

 

В том же 1908 году в Париже Заикин впервые стал чемпионом мира по классической борьбе.

В 1909 году в цирке Чинизелли, боровшийся там знаменитый чемпион поляк Станислав Збышко-Цыганевич, сделал вызов всем борцам: «Кто устоит против меня полчаса, тому плачу 500 рублей». Заикин принял вызов. Станислав Збышко, как не старался, ничего не мог сделать с Заикиным. Збышко-Цыганевич чувствуя неминуемое поражение, надорвал противнику ухо, после чего залитый кровью Заикин прекратил борьбу. Схватка закончилась вничью и Заикин выиграл 500 рублей.

Весной 1910 года в Одессе Заикин стал свидетелем шоу, устроенного француженкой баронессой де Лярош, одной из первых женщин-пилотов. Баронесса однако россиян не впечатлила: летала мало и невысоко.

 

 

Разочарованный богатырь сказал, что и он бы так смог, а друг Заикина писатель Куприн подначил борца: «Буду первым твоим воздушным пассажиром».

 

 

Пари подогрели журналисты, а купцы Пташниковы пообещали богатырю летательный аппарат. Воодушевленный спором, Заикин бросил арену и помчался во Францию учиться летать. Авиаконструктор и директор школы авиаторов в Мурмелоне – граф Анри Фарман называл борца мсье Заика.

 

Иван Заикин со своим учитетелем Анри Фарманом.

Иван Заикин со своим учитетелем Анри Фарманом

 

Занятия шли на французском, но упрямство оказалось сильнее языковых барьеров. В итоге в августе 1910 года диплом пилота борцом был получен. После чего Заикин на деньги купцов приобрел аэроплан «Фарман».

 

 

Возвращение на родину – и сразу же турне по городам: сначала Харьков, за ним Воронеж. В 1910 году губернские газеты «Воронежский телеграф», «Живое слово» и «Дон» сообщили читателям сенсационную новость: «1 октября в Воронеже состоится полет аэроплана». Русская авиация делала тогда первые младенческие шаги. О полетах газеты давали огромные материалы: «1 октября будет отмечен в истории Воронежа, как первый авиационный день! Наконец-то и наш воронежский воздух прорежет «человек-птица» на своей машине...

Тем самым «человеком-птицей» и был Иван Заикин, сменивший цирковую арену на штурвал аэроплана.

 

 

Вот как вспоминает об этом сам Иван Михайлович в книге «В воздухе и на арене»: 
«В Воронеже меня встретил дрессировщик Анатолий Дуров.

 

Знаменитый дрессировщик Анатолий Дуров.


– Милый мой богатырь, я должен был ехать на гастроли еще позавчера, но прочитал на плакате «Летун-богатырь Иван Заикин» и чуть не упал, не знаю отчего, от радости или со злости, что я не авиатор. Сегодня для меня два праздника: ты приехал, и Федор Шаляпин здесь, сегодня его концерт. 
На следующий день, проводив Шаляпина, мы поехали на ипподром. Вечер. Весь Воронеж в движении. Тысячи людей окружили ипподром со всех сторон. Обрушилось несколько крыш, доносятся крики и ругань.

Дуров летит со мной.

Я поднял аэроплан на шестьсот метров, пролетел над рекой Воронеж, долетел до ипподрома, спустился. Гром оваций. Дуров счастлив. К нему подходят губернатор и полицмейстер и спрашивают, каково его впечатление и самочувствие. 
– Ваше превосходительство, впечатление чудесное, – отвечает Дуров. – Город Воронеж – как кладбище: на церквах– кресты, над могилками – крестики, на улице – людишки маленькие-маленькие, полиции совсем не видно. 
Те отмахиваются от него: 
– Тьфу, вечно что-нибудь сморозит. 
– Ну, Еленочка, – обращается Дуров к жене, – теперь и умереть не грех: все испытал, даже с царством небесным познакомился. 
Объявляем прощальный полет…»

Вот что напишет позднее об этом полете журнал «Дивертисмент»:
«Поднявшись при тихой, ясной погоде авиатор на втором круге упал в лесу. Толпа бросилась к лесу, за которым скрылся снижающийся аэроплан. Их взору открылась картина – уткнувшись передним рулем в кладбищенский памятник, распластался аэроплан. Вокруг него, проклиная местного аптекаря Мюфке, ходил Заикин. Причиной катастрофы послужил недоброкачественный бензин, купленный в местном аптекарском магазине.  Бензин оказался не качественным. Перед полетом в трубках мотора оставалось еще немного бензина, купленного в Харькове и самолет поднялся, но бак же был наполнен воронежским бензином и когда дошло до него мотор заглох».

После этого случая газеты острили, сообщая читателям, что «Заикин оправдал репутацию хорошего летуна, который умеет не только хорошо парить в небе, но и неплохо падать».

 

 

А вот что писали "Московские ведомости" в октябре 1910-го года: 

"Несмотря на снег, выпавший в довольно большом количестве, и низкую температуру, полеты Заикина все-таки состоялись. В первый раз поднявшись, летчик продержался в воздухе 57 минут на высоте до 200 метров, при чем ветер достигал быстроты 4-5 метров в секунду. Летчику пришлось опуститься только от того, что замерзло масло в моторе.  Поднявшись вторично, летчик продержался в воздухе около 5 минут, проделывая всевозможные маневры в воздухе и пролетая низко над головами зрителей, которых собралось правда немного. Своим полетом Заикин побил московский рекорд на продолжительность, установленный Уточкиным в 33 м. 4 сек."

 

 

К сожалению Заикин летал не долго. В ноябре 1910-го, Заикин с показательным полетом выступал над Одесским ипподромом. Там авиатор взял в пассажиры своего друга-писателя Александра Куприна, но полет оказался неудачным.

 

 

Двигатель вновь заглох. Самолет вошел в пике и упал на землю с сорока метров. К счастью, и пилот, и пассажир остались живы. Но в небо Заикин больше не поднялся. После этого происшествия купцы Пташниковы отказали Заикину в праве использовать их аэроплан. Несостоявшийся авиатор вынужден был вернуться на арену.

Революция застала Заикина в Румынии. Как и многие другие артисты Заикин решил в революционную Россию не возвращаться и остался за границей. В 1920-е годы он с успехом гастролировал со своей цирковой группой. Его любил простой народ и ценили власти. Однако от предложения  короля Румынии принять румынское гражданство Заикин отказался. В 1928 году Заикин приобрел дом в Кишинёве, переехал туда вместе с женой и продолжал выступать. Как и прежде в ходе своих выступлений Заикин вскидывал на спину 25-пудовый якорь, который выкатывали в тележке несколько человек; а на спине носил по арене наполненную водой 40-ведерную бочку; завязывал в галстук толстое полосовое железо, рвал цепи и забивал гвозди в доску голой рукой. Помимо прочих Заикин показывал и свой коронный номер – сгибал на плечах металлическую двутавровую балку, что применяют для возведения мостов и в многоэтажном строительстве в качестве основы пола для целого этажа.

 

 

Его знаменитый номер «Живая карусель» состоял в том, что он вращал, ускоряя движение, десять человек, висевших на длинной штанге, лежащей на его плечах. В кишинёвский период жизни Иван Заикин исполнял и свой коронный трюк «Живой мост» – грузовой автомобиль с пассажирами проезжал по его груди, прикрытой дощатым помостом. 20 июля 1930 года, когда Заикину было уже 50 лет это трюк, который конферансье объявляли как «смертельный», едва не стал таковым. Машина весом в полторы тонны с пассажирами заглохла в ходе трюка, застряв одним колесом на голове атлета, другим – на его ноге. Газеты Кишинёва даже разразились известием о смерти богатыря. Но слухи о его смерти оказались сильно преувеличенными. Иван Михайлович выздоровел и продолжал выступать по городкам Бессарабии и Румынии вплоть до самой войны. А в 1934 году он победил молодых соперников на чемпионате по борьбе в Риге.

 

Кстати уникальный трюк Заикина – подъем на спину без посторонней помощи и переноска по эстраде 40-ведерной бочки с водой никто не повторил и поныне.

Когда в 1940-м, по договору между СССР и Румынией, Бессарабия и Западная Буковина отошли к СССР, Заикин автоматически превратился в советского гражданина. От советской власти, как знаменитость, в политической деятельности не замеченная, он получил персональную пенсию и звание Заслуженного мастера спорта. 

Уже после войны, старый, осунувшийся, с толстой палкой, инкрустированной красивой резьбой, он любил приходить на Ильинский базар в Кишиневе. Вокруг него всегда собирались люди, угощали его стаканом молодого вина, которое крестьяне продавали на базаре прямо из бочек.

 

 

Умер Иван Михайлович Заикин в 1948 году. Улица Каменоломная, на которой находился дом Ивана Михайловича, была переименована в улицу Заикина. 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Данный вопрос позволяет выяснить не являетесь ли Вы спам-ботом.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.