Дом Гончарова (дом, в котором родился писатель Иван Гончаров). Ульяновск
06-04-2013,10:04

 

Дом Гончарова. Ульяновск

 

Адрес: г. Ульяновск, ул. Ленина, 134/20

Сайт

Email: goncharov-i-a@mail.ru
Телефон: (8422) 41-79-66

 

Ваня, Ванечка, Ванюша

Дом (Дом Гончарова) на углу улиц Большая Саратовская (ныне Гончарова) и Московская (ныне Ленина) был построен Александром Гончаровым – отцом будущего писателя Ивана Гончарова. Поначалу домик был небольшим двухэтажным строением.

Здесь в 1812 году и родился будущий писатель. Сына родители назвали Иваном.

Кстати, с именами в семье Гончаровых особо не заморачивались, Америк в этом плане не открывали. Прадед писателя звался Иваном, дед – Иваном Ивановичем. Своего сына Иван Иванович, правда, Саней назвал (видимо, чтобы не путаться), но этот дисбаланс уравновесило отчество. Саша как-никак был Ивановичем.

Ну а когда в 1812 году в семье Гончаровых родился очередной сын (в будущем писатель), все сразу встало на свои места. Ну вот, наконец-то Ванька! 

Окрестили Ванечку в красивом Спасо-Вознесенском соборе, что стоял по соседству, через улицу от дома.

 

 

 

В 1864 году дом Гончаровых пострадал от пожаров, которые бушевали в городе, и Гончаровы решили его продать. Так дом сменил нескольких хозяев. Кстати, в 1874 году его приобрел один из родственников Анны Ахматовой по материнской линии. Но вскоре и он от дома избавился…

 

Подросший дом

На стыке веков новым владельцем «гончаровского дома» стал купец Карл Юргенс. Прославился этот самый Юргенс (на местном уровне) тремя вещами. Ну, во-первых, он превратил двухэтажный дом в трехэтажный (Юргенс обложил здание кирпичом, из-за чего стены его стали толщиной почти в метр, а затем надстроил третий этаж).

 

Дом Гончарова (дом Юргенса). Ульяновск

 

Во-вторых, чтобы общественность не особо доставала купца за эту самодеятельность, Юргенс в 1907 году (в связи с 95-летием писателя) установил на доме мемориальную доску из черного шведского гранита с бронзовым барельефом Ивана Гончарова. Доску эту можно лицезреть и поныне.

Ну и третьим достижением купца стало открытие первого в Симбирске книжного магазина. И то хорошо.

После 1918 года дом был национализирован. В 1920-1923 году в нем располагались Симбирский пролетарский университет, типография №1 и курсы по ликвидации безграмотности. С конца 1960-х годов в доме располагалась 7-я средняя школа им. Кашкадамовой, а позднее – 1-я вечерняя средняя школа.

В 1975 году над главным углом здания была сооружена башенка, а в ней установлены старинные башенные часы, произведенные лондонской фирмой  «Кук и сыновья» (Cook and Son). И история этих часов гораздо более интересна, нежели история самого дома.

 

Часы на башне

Начать, наверное, стоит с того, что изготовлены эти башенные часы по заказу графа Орлова-Давыдова для Спасо-Вознесенского собора (того самого, в котором крестили Ивана Гончарова). Граф Орлов имел поместье в Симбирской губернии и слыл меценатом. Ну а так как «Русь – мать наша, а круче нас только…» – ну, в общем, нет никого, то и заказал граф Орлов часы не кому-нибудь и не абы как, а в фирме Cook and Son. У основания этой конторы стоял механик, запустивший знаменитые часы, которые украшают часовую башню Вестминстерского дворца в Лондоне (более известную как лондонский Биг-Бен).

В 1869 году часы установили на колокольню Спасо-Вознесенского собора, где часы и находились вплоть до 1934 года.

 

 

А в 1934 году большевики собор разрушили. Едва ли не единственной соборной вещью, которая не имела прямого отношения к религии, были те самые орловские часы. Поэтому их вывезли, а не бросили под бульдозер, как все прочие предметы церковного быта.

Много лет часы пылились в подвале местного горкомхоза. Пока в начале 70-х годов прошлого века про них не вспомнили – механизм достали из каземата. К сожалению, часы находились в плачевном состоянии, и, к счастью, на территории города был завод, специалисты которого могли заняться восстановительными работами.

Так орловские часы переехали на территорию режимной «Приборки», или приборостроительного завода, основная специализация которого – изготовление военных авиационных измерительных приборов. Ну а в числе народного ширпотреба на заводе выпускались барометры, манометры и прочие «…ометры». Так что специалисты на заводе были. Хотя и тем пришлось изрядно повозиться с запущенным механизмом. Часы восстанавливали едва ли не целый год. Правда, в результате к ним добавились еще один (третий) циферблат, электромотор и прочая атрибутика современности. Однако апгрейд старинным часам не помешал. Если раньше для часовых гирь весом в 12 и 25 пудов (1 пуд – 16 кг) требовалась шахта глубиной 21 метр, то сейчас, благодаря электроприводу, часы работали и без глубокой шахты.

А вот замену колоколу искать не стали. Правда, совместили орловские часы не с родным колоколом (его в свое время раскололи), а с другим. Кстати, еще более старинным, чем сами часы, и опять же «орловским».

Колокол, который в данный момент работает в паре с часами, был отлит в 1785 году по заказу графа И.Г. Орлова для церкви в селе Вознесение Старомайнского района. Отлил его симбирский купец Гаврила Шамин. Вес колокола составляет около 800 килограммов, его нижний диаметр – 108 см, а высота – 115 см.

В царские времена село Вознесение было вотчиной Орловых, а в советские было затоплено водами Куйбышевского водохранилища. Все, что осталось от цветущего некогда населенного пункта – тот самый церковный колокол. По счастливой случайности его не уничтожили вместе с другими. Колокол «прибрали к рукам» местные. У них-то советская власть его и реквизировала для орловских часов.

Как уже было сказано, специально для часов на гончаровском доме сделали пристройку. Благо о дизайне думать было не надо. Надстройка была сделана по аналогии с самарским телеграфом.

 

Самарский телеграф

 

Диванчик вместо храма

Ну а что касается разрушенного Спасо-Вознесенского собора, то поначалу на месте бывшего храма обильно произрастали любимые русским народом лопухи, а затем на месте собора был разбит сквер, в центре которого стоял памятник юным пионерам. В 1965 году памятник пионерам заменили памятником писателю Ивану Гончарову. В наше время к памятнику добавили еще и диван Обломова. В принципе очень символично…

 

 

 

P.S.

Иногда бывает интересно почитать, как воспринимают знакомый тебе с детства мир другие люди. Оказывается, иногда очень даже задорно воспринимают. Читаю, к примеру, путеводитель «Афиша Мир» и веселюсь. Дословно: «В городе два памятника, бюст Гончарову у Ленинского мемориала на месте снесенного бюста Столыпина, дом-музей и дом-памятник. Последние два, немного похожие, не стоит путать, потому что в доме-музее родился писатель, а дом-памятник построили в начале XX века в его честь и разместили там краеведческий музей».

Круто, что тут скажешь. Мало того что памятников у автора текста «два», хотя речь идет о трех, так ко всему прочему последние два еще и «похожи»… Ну да, московский Кремль и собор Василия Блаженного тоже похожи. И у того, и у другого есть стены.

 

 

При использовании материала активная ссылка на сайт ОТВЕТЪ-ГАЗЕТА ОБЯЗАТЕЛЬНА!

Добавить комментарий

CAPTCHA
Данный вопрос позволяет выяснить не являетесь ли Вы спам-ботом.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.